главная
А тем временем, форум сайта ждет не дождется интересных собеседников.

RSS 2.0

Услышал это я конечно у Сплина. Понравилось. А еще с двадцати раз не запомнил и половины.

В.В.Маяковский - «Лиличка! (вместо письма)».
(26 мая 1916г., Петроград)

Дым табачный воздух выел.
Комната - глава в крученыховском аде.
Вспомни - за этим окном впервые
Руки твои, исступленный, гладил.

Сегодня сидишь вот, сердце в железе.
День еще - выгонишь, можешь быть, изругав.
В мутной передней долго не влезет
Сломанная дрожью рука в рукав.

Выбегу, тело в улицу брошу я.
Дикий, обезумлюсь, отчаяньем иссечась.
Не надо этого, дорогая, хорошая,
Давай простимся сейчас.

Все равно любовь моя - тяжкая гиря ведь,
Висит на тебе, куда ни бежала б.
Дай в последнем крике выреветь
Горечь обиженных жалоб.

Если быка трудом уморят -
Он уйдет, разляжется в холодных водах.
Кроме любви твоей мне нету моря,
А у любви твоей и плачем не вымолишь отдых.

Захочет покоя уставший слон -
Царственный ляжет в опожаренном песке.
Кроме любви твоей, мне нету солнца,
А я и не знаю, где ты и с кем.

Если б так поэта измучила,
Он любимую на деньги б и славу выменял,
А мне ни один не радостен звон,
кроме звона твоего любимого имени.

И в пролет не брошусь, и не выпью яда,
И курок не смогу над виском нажать.
Надо мною, кроме твоего взгляда,
Не властно лезвие ни одного ножа.

Завтра забудешь, что тебя короновал,
Что душу цветущую любовью выжег,
и суетных дней взметенный карнавал
Растреплет страницы моих книжек...

Слов моих сухие листья ли
Заставят остановиться, жадно дыша?
Дай хоть последней нежностью выстелить
Твой уходящий шаг.

© В.В.Маяковский, 26.05.1916

Что почитать :: Дракон

- Ну, всё, твоя взяла, – тяжело выдохнул дракон, озабоченно разглядывая продырявленный бок.
- Забирай этот паршивый город и владей им. Только учти, ни одной симпатичной девственницы там не осталось.

- Сожрал? – Грозно замахнулся рыцарь мечом.

- Сдурел что ли? – обиженно махнул хвостом дракон: – зачем их жрать-то? Истеричек. Эти идиоты тоже думали, что жрать собираюсь. Город я захватил сразу. Никакого сопротивления. А к вечеру смотрю – делегация магистрата тащит какую-то девку в белом балахоне с веночком на голове. Та орет, слезы в три ручья… На, говорят, забирай свою дань, только нас не трогай. И бегом, бегом обратно. Только пятки засверкали. А девственница, как стояла, так и грохнулась в обморок. Только я больше баранов предпочитаю. На вертеле. Или телят.

- И что же ты с ней сделал? – хмуро спросил рыцарь.

- Что, что… Что с девственницами делают? Девка была не хилая, да еще хорошенькая… Ну отволок ее в пещерку… Да, пока была в обмороке, оприходовал. Тут она и очнулась.

Дракон хмыкнул и вновь уставился на глубокую рану в боку.

Рыцарь стащил шлем с головы, устало прислонился к дереву.

- И что дальше?

- А ничего. Утром прилетел на площадь да сказал, чтобы каждый день приводили мне по девственнице. Раз в неделю устраивал смотр, отбирал кандидаток. Так не поверишь, сперва нашлись такие, кто стал доносить – у кого дочка красавица, кто укрывает своих дочерей… а потом… потом эти идиоты стали за честь почитать, чтобы выбор пал на дочь кого-то из них. А сами девки после этого гордо вышивали на своих платьях мое изображение. Что, мол, удостоилась. Только надоели мне эти девственницы быстро. А как-то заметил, что у бургомистра жена молодая… Ну, и приказал. Так этот слизняк собственноручно привел ее, потом послушно ждал за воротами, когда вернут обратно. Я ему даже орден за преданность выдал. И что ты думаешь? До того дошло, что иные ради ордена или местечка в магистрате, должности при ратуше – сами своих дочек да жен приводили.

Далее.

Большая подборка стихов о любви.

Анна Ахматова
Любовь

То змейкой, свернувшись клубком,
У самого сердца колдует,
То целые дни голубком
На белом окошке воркует,
То в инее ярком блеснет,
Почудится в дреме левкоя...
Но верно и тайно ведет
От радости и от покоя.

Умеет так сладко рыдать
В молитве тоскующей скрипки,
И страшно ее угадать
В еще незнакомой улыбке.

Далее о любви.

Одна голова Змея спала, вторая с завистью на нее смотрела, третьей не было вовсе. Иванушка, кравшийся вдоль невысокого, странного вида вала, выглянул из-за крайнего камня.
- День добрый, - на всякий случай поздоровался он.
- Был, - негостеприимно буркнула бодрствующая голова.
- Ты - Змей Горыныч? - уточнил Иванушка, вглядываясь в полутьму.
Голова приподнялась и некоторое время рассматривала гостя.
- Бессмертный моя фамилия, - наконец представилась она. - Кощей. Смерть в игле, игла в яйце и так далее. Короче - все на дубе. А дуб за тридевять земель. Отсюда. Дорога дальняя, я бы на твоем месте не мешкал.
Иванушка сдвинул шелом на лоб и почесал в затылке.
- Нет, - не поверил он. - Не похож.
- Но попробовать-то стоило, - вздохнула голова. - А на кого похож?
- На Змея Горыныча, - признался Иванушка. - Только... у тебя ничего не пропадало? Голова там...
Голова подмигнула.
- Это засада, - театральным шепотом сообщила она. - Третья голова заходит тебе в тыл. Ты - в кольце. Окружен и деморализован. Твой последний шанс - собрать все силы в кулак и отходить к своим. С боями, если пожелаешь.
Иванушка сглотнул. К своим хотелось очень. И давно. - Врешь, - неуверенно произнес он.
- А вдруг нет? - голова не сводила с него красных глаз. - А вдруг как раз под тем камнем, к которому ты прижался - потайной люк? Вот он приоткрыва-а-ется...
Иван выхватил кладенец. Бесшабашный меч радостно взвизгнул и кинулся на врага, чуть не вывихнув Иванушке руку.
- Тпру, - отпрянула голова. - Ты чего?
- А ты чего? - держать вырывавшийся меч приходилось обеими руками, плечо ныло. К тому же кладенец оттащил Иванушку от камня, и он никак не мог решить - хорошо это или плохо.
- Шучу, - призналась голова. - А ты нервный какой-то. Тебе бы подлечиться. Шизофреники в роду были? Алкоголики? Давай-ка, приляг на камушек, закрой глазки и расскажи дяде Горынычу о своем первом сексуальном опыте.

Далее.

Кому интересно проникнуться японской поэзией, могут почитать хокку или хайку Мацуо Бассё. Русские хокку здесь

Отправляясь в путь
Может быть, кости мои
Выбелит ветер… Он в сердце
Холодом мне дохнул.

Я встретил осень здесь в десятый раз.
Прощай, Эдо! На родину иду.
Но родиной я буду звать тебя.

Туман и осенний дождь.
Но пусть невидима Фудзи.
Как радует сердце она!

Грустите вы, слушая крик обезьян!
А знаете ли, как плачет ребёнок,
Покинутый на осеннем ветру?

Далее.

Апрель, 95
   Знаете ли Вы, что будет, если всю зиму бросать мусор на снег?
   Снег будет засасывать мусор. Он будет заносить мусор. Снег будет падать сверху, поглощая плоды Ваших трудов.
   Но придет время, и снег начнет таять, возвращая все, что накопил за зиму. Наконец, настанет день, когда Вашему взору явится фантастическая картина самых невероятных натюрмортов: почти целая коробка из-под мальборо в объятиях апельсиновой кожуры, россыпь бычков беломора вокруг кучки битого стекла, одинокая упаковка заморского сникерса забилась под бок отечественной пивной бутылки, и они обе заботливо укрыты бумажкой от мороженого...
   Когда налетает ветер, картина приходит в движение. Часть предметов отрывается от земли и, словно стая белых птиц, стремительно перелетает на новое место. Другие остаются и только подрагивают, безнадежно стремясь за улетевшими друзьями.
   А после ночного заморозка бумажки примерзают к земле, и трепещут на ветру, как руки, машущие вслед ветру. Но выглянет солнце, оттают спички и окурки, мерзлая земля покроется грязными лужицами, и снова полетят над ней белые птицы - вестники весны.
   Прекрасен весенний мусор. Он означает победу тепла над холодом, жизни над смертью. Мусор - это след, который мы оставляем на земле. Когда люди исчезнут, мусор еще долго будет напоминать об их существовании.
Михаил Чернецкий, http://stalker.lib.ru
Прислала Юлия Блощененко.
Антон Шутов У нас в лаборатории появилась любовь. Вернее, её принесли. В отделе называли ласково, но тем не менее осторожно: «куколка». Сначала все сторонились этого экспоната. Впрочем, экспонат – не слишком ёмкое слово для светлой тушки, малоподвижной, особо не шевелящейся, но цепко следующей взглядом за каждым, кто оказывался в её поле зрения. Тушка обволакивала воркующим взглядом кисельных глаз очередного сотрудника и тянула сизые губы. Похожа она была на непомерной величины гусеницу, ласковая, с тупой головой, усаженной на бесшеее коротковатое туловище, с короткими зачатками конечностей и предательски ясной голубизной глаз. Глаза эти были распахнутых в безропотном доверии ко всему в мире. Но были ли за взглядом в плоском черепе скрыто столько неоднозначного, сколько черпал оттуда каждый, кто наблюдал «куколку», - уж это неизвестно. Любовь сразу же отказалась принимать еду, которую приносили из заводской столовой. Котлета и слипшийся остывший рис в первый день пролежали в углу лаборатории до самого вечера, пока ворчливая тетя Катя не смела несъеденное в пластиковый совок к остальному мусору. Чем её кормить, никто не знал. - Кто станет заниматься любовью? – Строго спрашивал Бабин, глядя, как половину рабочего времени все толкутся возле необычного экспоната. Все сразу смотрели на Женечку, потому что знали, она любит подобное. И вот стемнело. Читаем далее.
Стишок прислала Моря. Вот мне интересно, то ли я давно не читал детских стихов, то ли эта культура уже не так актуальна. Сейчас тоже есть нечто подобное или это лишь пережитки культуры более чем 20 летней, для меня покрайней мере, давности? Почему прочитав этот стишок я ностальгически заулыбался? А ведь последний раз я его слышал дай бог лет 15 назад. Кстати, к слову сказать, этим стихам уже более 70 лет :) Агния Барто (1940 г.) Скоро десять лет Сереже, Диме нет еще шести,— Дима все никак не может До Сережи дорасти. Бедный Дима, Он моложе! Он завидует Сереже! Брату все разрешено — Он в четвертом классе! Может он ходить в кино, Брать билеты в кассе. У него в портфеле ножик, На груди горят значки, А теперь еще Сереже Доктор выписал очки. Продолжение далее.
Прислала Женя. Шаг. 16 января 1986 года я появилась на свет. Шаг. В 1991-1992 году из Березкиной Евгении Игоревны я превратилась в Воробьеву и Анатольевну, благодаря своему, пусть и не крови родному, папе. Шаг. Совершеннолетие. Гости за праздничным столом. Тосты… Приходит сформулированное четкое осознание того, почему мне не очень хорошо. Я ощущаю ненужность. Почему, если по словам моих родственников, я такая умная, красивая и со всех сторон замечательная, почему тогда я не нужна Ему? Тому, кто дал мне жизнь? Почему Он не сидит тут, среди нас, не говорит этих слов? Где мой кровный отец? А его нет. И не появлялся. Шаг. Решаю Его найти. Думала об этом долго, года два. Желание познакомиться с родным отцом то возникало, то угасало, точнее, я его тушила мыслями о том, что вот Он мог бы без труда меня найти, если бы захотел. Ведь моя бабушка адрес не меняла, а он точно знает, где она живет, однако…. А что однако? Может, он приедет, а я Ему в лицо плюну или требовать начну чего-либо? Откуда он-то знает, какая я хорошая? Так что надо первый шаг делать самой. Продолжение далее.
Око, если ты не слепо, видишь ряд надгробий старинных! Этот мир, соблазна полный, топит все в смятенных пучинах. Полководцы, падишахи в землю темную погрузились. Видишь эти луны - лики в жадных челюстях муравьиных? До коих пор тебе пред низким склоняться головой? Зачем ты кружишься, как муха, над пищей даровой? Ешь за два дня одну лепешку, добытую трудом! Питаться кровью сердца лучше, чем хлеб вкушать чужой. Давно меж мудрецами спор идет- Который путь к познанию ведет? Боюсь, что крик раздастся: "Эй, невежды, Путь истинный - не этот и не тот!" Мир для страданий породил меня. Печалью жизни отягчил меня. Ушел я с отвращеньем. И не знаю - К чему?.. Зачем он воплотил меня? Будь волен я - зачем мне приходить? Будь волен я - зачем мне уходить? Не лучше ль было бы - в руины эти Не приходить- не уходить, не жить. Вино - это крылья влюбленных, исполненных пыла. Вино - это роза и блеск на ланитах у милой. Мы не пили в дни Рамадана*. И он миновал... Скорее б Шаввала* прекрасная ночь наступила Путями поисков ты, разум мой, идешь И по сто раз на дню твердить не устаешь: "Цени мгновение общения с друзьями! Ты - луг, но скошенный, - опять не прорастешь!" Читаем далее.
КОВАРНОСТЬ Когда твой друг на глас твоих речей Ответствует язвительным молчаньем; Когда свою он от руки твоей, Как от змеи, отдернет с содроганьем; Как, на тебя взор острый пригвоздя, Качает он с презреньем головою, - Не говори: "Он болен, он дитя, Он мучится безумною тоскою"; Не говори: "Неблагодарен он; Он слаб и зол, он дружбы недостоин; Вся жизнь его какой-то тяжкий сон"... Ужель ты прав? Ужели ты спокоен? Ах, если так, он в прах готов упасть, Чтоб вымолить у друга примиренье. Но если ты святую дружбы власть Употреблял на злобное гоненье; Но если ты затейливо язвил Пугливое его воображенье И гордую забаву находил В его тоске, рыданьях, униженье; Но если сам презренной клеветы Ты про него невидимым был эхом; Но если цепь ему накинул ты И сонного врагу предал со смехом, И он прочел в немой душе твоей Все тайное своим печальным взором, - Тогда ступай, не трать пустых речей - Ты осужден последним приговором. Пушкин А. С.
Monus рекомендует почитать: Владислав Баяц «Книга о .бамбуке» Дзен-буддистский боевик Очень спокойная и занимательная книжечка о познании себя, мира, людей и любви… Немного сюрреализма, немного дзенбуддизма, много страстей и политических интриг. Югославский автор очень доступно и увлекательно передает быт и отношения китайцев и японцев. Подтемами книги я могу вычленить тихую, немногосдовную войну двух сильнейших восточных держав и борьбу за сохранение бамбуковых лесов и всего, что от них зависит…
Владимир Гиляровский. Москва и москвичи. - очень интересный сказ про старую Москву написанный не по историческим архивам, а живым свидетеле, летописцем, Владимиром Гиляровским. Читайте далее вступление от автора книги....
Лобсанг Рампа «Третий глаз» Замечательная автобиографическая повесть тибетского ламы - Лобсанга Рампы. Просто и увлекательно автор рассказывает о том, как он, будучи мальчиком семи лет, попадает в ламаистский монастырь, где начинается долгий, но интересный путь его духовного восхождения. Культура Тибета в наши дни сохранилась лучше за его пределами, нежели внутри страны. Разрушительным вторжением (в 1952 году) и последующей оккупацией, армией Китая был нанесён непоправимый ущерб научно-культурному достоянию Тибета, копившемуся столетиями. Лобсанг Рампа приподнимает для нас завесу времени и позволяет нам увидеть Тибет, каким он был, когда являлся независимым государством. В книге очень ярко описываются жизнь и нравы различных сословий: аристократии, духовенства и простого народа. Здесь перед нашим внутренним взором предстают и кривые улочки Лхасы, столицы Тибета, и золотые крыши центрального монастыря - Поталы, обители последнего Великого Воплощения Далай-ламы. читаем дальше...
Владимир Набоков «Лолита» Трогательная история нежной любви тридцатисемилетнего мужчины и двенадцатилетней девочки. Тема, прямо скажем, скандальная. Я не стану сейчас пересказывать сюжет книги: кто-то смотрел фильм с одноимённым названием, и уж точно всем известно, о чём там приблизительно речь. Удивительней всего в этом повествовании – стиль изложения. Буквально с первых строк нас захватывает всё то чарующее великолепие настоящего русского языка, с которым автор доносит до нас драматичные перипетии из жизни своих героев. Чтобы понять, о чём я говорю, попробуйте написать пару страниц на эту тему, используя только те слова и выражения, за которые вам не пришлось бы потом краснеть. Набоков написал более четырёхсот страниц, и эту книгу действительно приятно читать. Читаем далее...
Страницы
2 1

Немного новостей:
Животные
Животные
Животные
Животные
Еще из раздела "Что почитать"
 Дракон

Последние комментарии:
Что почитать

байк   гитара  
низ  
Идея © Bas.       Создание - Аксёнов Алексей
basik.ru: wallpapers, обои на рабочий стол