главная
А тем временем, форум сайта ждет не дождется интересных собеседников.

RSS 2.0

Всегда думайте о положительной стороне вещей: произошел несчастный случай, но вы остались в живых — значит, вы его победили.

Не обращайте слишком много внимания на несчастные случаи; лучше сосредоточьте внимание на том, что вы остались в живых. Вот что важнее. Вы победили несчастные случаи, остались живы, поэтому беспокоиться не о чем. Всегда думайте о положительной стороне вещей: произошел несчастный случай, но вы остались в живых — значит, вы его победили, преодолели. Вы проявили характер, доказали, что вы сильнее несчастного случая.
Но я могу понять и страх, если подобные вещи происходят снова и снова. Вы падаете в колодец — или что-нибудь в этом роде — и в уме, естественно, появляется страх смерти. Но смерть случится в любом случае, упадете вы в колодец или нет! Если вы хотите избежать гибели, самое опасное место, которого следует всеми силами избегать, — ваша собственная постель, потому что девяносто девять процентов людей умирает именно в постели... и почти никто — в колодце!
Смерть случится в любом случае; как она случится — неважно. И если уж выбирать между постелью и колодцем, я бы сказал, что колодец куда лучше — в нем есть нечто эстетичное...

Лучше всего, если получается работать в мире, но не теряться в этой работе. Работайте пять или шесть часов, потом забывайте о работе полностью. Уделяйте по меньшей мере  два часа своему внутреннему росту, несколько часов — отношениям, любви, детям, друзьям, обществу.
Ваша профессия должна быть только одной из частей жизни. Она не должна вторгаться в другие измерения, как это бывает обычно. Доктор остается доктором чуть ли не все двадцать четыре часа. Он думает о работе, он о ней говорит. Даже за едой он остается доктором. Даже занимаясь любовью, он остается доктором. Это безумие, это патологично. Чтобы избежать такого рода безумия, люди выбирают бегство: они становятся круглосуточными искателями. Снова они совершают ту же ошибку — ошибочно быть кем угодно двадцать четыре часа в сутки.
Моя задача состоит в том, чтобы помочь вам быть в мире и в то же время оставаться искателем. Конечно, это трудно, потому что ситуаций и вызовов будет больше. Трудно будет совмещать то и другое, потому что вы столкнетесь с множеством противоречивых ситуаций. Но в противоречивых ситуациях человек растет. В этом хаосе, в столкновении противоречий возникает цельность. Я предлагаю, чтобы работа длилась пять или шесть часов; оставшееся время используйте для другого: для сна, для музыки, для поэзии, для медитации, для любви — или просто чтобы валять дурака. Это тоже необходимо. Если человек становится слишком мудрым и больше не может валять дурака, он становится тяжелым, мрачным, серьезным. Он лишается радости жизни.

...Он уходит точно так, как пришел; нельзя его удержать, нельзя за него ухватиться.

Порыв ветра приходит, как шепот. Он не поднимает шума, не объявляет о своем прибытии, он приходит безмолвно и неслышно, вдруг — он здесь! И точно так приходит Бог... — приходит истина... — приходит блаженство... — приходит любовь: все они являются, как шепот ветра, без барабанов и труб. Они приходят внезапно, даже не назначив встречи, даже не спросив у вас позволения войти. Точно как порыв ветра: мгновением раньше его не было, в этот миг он здесь.

И еще одно: он уходит точно так, как пришел; нельзя его удержать, нельзя за него ухватиться. Радуйтесь ему, пока он с вами, а когда он уйдет, отпустите. Будьте благодарны, он пришел. Не таите обиды, не жалуйтесь. Если его не стало, его больше нет — и ничего нельзя с этим сделать.

Но все мы пытаемся цепляться. Когда приходит любовь, мы счастливы, но когда она уходит, нам очень больно. Это очень бессознательно, неблагодарно... Непонимание. Помните: любовь ушла точно так же, как и пришла. Она не просила позволения, прежде чем прийти... зачем же теперь ей спрашивать позволения, чтобы исчезнуть? Она была даром запредельного, таинственным даром, и столь же таинственно должна исчезнуть. Если принимать жизнь как порыв ветра, не будет никакого стремления цепляться, никакой привязанности — одержимости. Человек просто остается открытым, и что бы ни случилось — все хорошо.

Отвечайте на нынешнее мгновение. Это и есть ответственность.

Кто-то предлагает вам пожениться; вы не знаете, согласить¬ся или отказаться, и идете гадать на Книге Перемен.

Речь идет о вашей жизни — зачем предоставлять реше¬ние вашей судьбы кому-то, написавшему книгу пять тысяч лет назад? Лучше решить самому. Даже если вы ошибетесь и поступите неправильно, все равно лучше решить самому. И даже если вы все сделаете правильно и ваша жизнь сложится лучше благодаря Книге Перемен, все равно будет не¬хорошо, потому что вы уходите от ответственности.

В ответственности человек растет. Примите ответствен¬ность на себя. Есть много способов ее избегать: кто-то пере¬дает ответственность Богу, кто-то — судьбе, кто-то — Книге Перемен. Но мы становимся духовными, только когда при¬нимаем весь груз ответственности на собственные плечи.
Ответственность огромна, и ваши плечи слабы — я знаю. Но когда вы примете ответственность на себя, плечи станут сильнее. Нет другого способа стать сильнее и расти.

Мать может любить одного ребенка больше, другого меньше. Нельзя ожидать, чтобы она любила всех детей абсолютно одинаково; это невозможно.

Дети очень восприимчивы. Они сразу видят, что кого-то любят больше, кого-то любят меньше. Они знают: как бы мать ни притворялась, что любит всех одинаково, это только видимость. Так возникает внутренний конфликт, борьба амбиций.

Все дети разные. У кого-то есть талант к музыке, у кого-то его нет. У кого-то есть способности к математике, у кого-то их нет. Один ребенок физически красивее другого, или, может быть, у него больше психологического обаяния, а другому его недостает. Возникает больше и больше проблем, а нас учат быть вежливыми, никогда не вести себя искренне.

Если бы детей учили быть искренними, они поссорились бы один раз и забыли навсегда, и всякие ссоры бы прекратились. Они бы рассердились друг на друга, подрались, сказали бы что-нибудь обидное, но потом все было бы забыто, потому что дети очень легко избавляются от ненужного. Если они сердятся, они сердятся с таким жаром, будто извергается вулкан, но через секунду они уже  держатся за руки, как ни в чем не бывало. Дети очень просты, и часто эту простоту им запрещают. Им велят «хорошо себя вести», чего бы то ни стоило. Им запрещают сердиться друг на друга: «Ведь это твоя сестра! Это твой брат! Разве можно на него сердиться?»

Все эти случаи — гнев, ревность и тысяча и одна рана — продолжают накапливаться. Но если вы можете оставаться лицом к лицу в подлинном гневе и ревности, если вы можете раз поссориться и покончить с этими чувствами, возникнут глубокие любовь и сострадание. И они будут настоящие.

Не будьте категоричны. Чаще говорите «может быть...» и «возможно...»; предоставьте другим свободу решать за себя.

Следите за каждым словом, которое произносите. Так устроен наш язык, так устроена наша манера говорить, что, вольно или невольно, наши утверждения оказываются абсо¬лютными и категоричными. Не допускайте этого. Чаще го¬ворите: «Может быть...» Не будьте категоричны. Чаще гово¬рите: «Возможно...» — предоставьте другим свободу решать за себя.

Попробуйте это делать и продолжайте эту практику ме¬сяц. Вам понадобится большая бдительность, потому что склонность говорить абсолютно и категорично вошла в при¬вычку и глубоко укоренилась; но, если человек наблюдате¬лен, эту привычку можно оставить. Тогда вы увидите, что прекратятся споры, и не нужно будет защищаться.

Когда друзья предлагают совет, слушайте внимательно.

Из всех искусств, которым стоит научиться, одно из вели¬чайших — умение слушать. Слушайте очень внимательно. Не будьте безразличны; не слушайте других так, будто хотите, чтобы они замолчали, не продолжаете слушать только из вежливости, потому что они ваши друзья. В этом случае лучше попросить их ничего не говорить — вам не хочется слушать.

Но когда вы слушаете, слушайте по-настоящему — будьте открыты, потому что друзья могут быть правы. И даже если они не правы, умение их выслушать вас обогатит. Вы узнаете новые точки зрения, а узнавать новое — всегда хорошо. Итак, слушайте внимательно, но решение всегда принимайте сами.

С этим относительным пониманием все сразу становится ясно и просто. Обычно люди очень категоричны. Они мыслят в категориях абсолютного: вот истина, а все, что ей противоречит, ошибочно. Этот подход искалечил всю землю: индуисты, мусульмане, христиане — все они борются друг с другом, потому что каждый претендует на абсолютную истину. Но никто не может на нее претендовать. Истина не может быть чьей-нибудь монополией.

Жизнь безбрежна. Бесконечны ее грани, бесконечны ее пути познания. Сколько бы мы ни знали, все наше знание ограничено; оно остается лишь одной из частей.

Нет ничего правильного или неправильного. Все зависит от точки зрения.
Одно и то же может быть правильно для одного человека и неправильно для другого, потому что все в большей или меньшей мере зависит от самого человека. Для одного и того же человека одно и то же может быть правильным в один момент и стать неправильным в другой, в зависимости от ситуации.
Вас учили мыслить в категориях аристотелевой логики. Одно правильно, другое неправильно. Вот белое, вон чер¬ное. Здесь Бог, там Дьявол. Такая классификация ошибочна. Жизнь не делится на черное и белое. Большая ее часть бли¬же к оттенкам серого.
Если вы смотрите глубоко, белое видится как одна край¬ность серого, черное — как другая крайность, но вся гамма полутонов между ними относится к серому. Реальность со¬стоит из полутонов — совершенно неизбежно, потому что нигде в ней нет никакого разделения. Нигде в ней нет гер¬метичных перегородок. Такая классификация глупа, но она была привита вашим умам.
Правильное и неправильное постоянно меняются. Что же делать? Если кто-то захочет решить категорически, он будет парализован; он не сможет двигаться. Если вы хотите действовать, только когда вам абсолютно ясно, что правиль¬но, вы будете парализованы; вы не сможете действовать. Че¬ловек должен действовать, и действовать в относительном мире, где нет абсолютных решений, поэтому не ждите их; просто наблюдайте, смотрите, и если вы чувствуете, что сде¬лать так, а не иначе, будет правильно, — делайте.

Когда вы видите свет, будьте в поклонении. Это храм.

Смотрите на тайны света. Даже небольшой огонь — величайшая в мире тайна, он является основой жизни.

Точно такой же огонь горит внутри вас. Поэтому необходим кислород — огонь не может гореть без кислорода. Поэтому йога так настаивает на глубоком дыхании: вдыхайте больше и больше кислорода, чтобы внутренняя жизнь горела ярче и пламя становилось яснее, и в вас не было бы дыма — чтобы вы оставались пламенем без дыма.

 

Не нужно идти в церковь, или в храм, или в мечеть; где бы вы ни были, будьте блаженны, и храм будет с вами. Храм тонким образом создастся вашей энергией. Если вы блаженны, вы создаете вокруг себя храм.
То, что мы делаем в храмах, так фальшиво! Мы подносим Богу цветы, а они не наши — мы их крадем, отнимаем у растений. Они уже были поднесены Богу, когда цвели на ветвях. Вы их убили, разрушили нечто красивое, а теперь несете Богу эти погубленные вами цветы — и вам даже не совестно!
Я видел... особенно в Индии: люди не рвут цветов у себя в саду. Они рвут у соседей, и никто не может им помешать, потому что Индия — религиозная страна, и они рвут цветы в религиозных целях. Люди зажигают светильники и благовония, которые им не принадлежат; зажигают благовония и создают аромат, но этот свет и аромат — краденые.
Настоящий храм создается состоянием блаженства — и все эти вещи начинают случаться сами собой: если вы блаженны, вы найдете, что цветы поднесены, но это будут цветы вашего сознания; будет зажжен светильник, но это будет свет вашего внутреннего пламени; разнесется аромат, но аромат, принадлежащий самому вашему существу. Вот истинное поклонение!

Пока вы ищете, важно будущее, важна цель; когда вы не ищете, есть настоящее мгновение — и только оно. Будущего нет, и нельзя откладывать — вы не можете сказать: «Завтра я буду счастлив».

Завтрашним днем мы разрушаем сегодняшний; вымышленным мы разрушаем реальное. Вы можете сказать: «Да, сегодня мне грустно, но ничего — завтра я буду счастлив». Тогда сегодня можно стерпеть, можно вынести. Но если завтра нет, и нет будущего, и нечего искать и находить, и нет никакой возможности откладывать — само откладывание исчезает. Тогда от вас зависит, быть или не быть счастливым. Сейчас же, сию секунду вы должны решить! Не думаю, чтобы кто-нибудь решил быть несчастным. Зачем? Ради чего?

Прошлого больше нет, будущего никогда не будет. Сейчас — нужный момент. Вы можете его праздновать, можете использовать как угодно. И этот момент так мал, что, если только вы не будете очень бдительны, он выскользнет у вас из рук и его не станет. Следовательно, чтобы быть, нужно быть очень бдительным. Действие не требует бдительности; оно машинально.

И не говорите слова ждать — потому что это значит, что снова черным ходом вошло будущее. Если вы думаете, что нужно просто ждать, снова вы ждете будущего. Ждать нечего. Существование в этот миг совершенно, как никогда. Оно никогда не будет совершеннее.

Если вы можете ничего не делать, это самое лучшее.

Чтобы ничего не делать, нужна большая храбрость. Чтобы что-то делать, большой храбрости не нужно, потому что ум всегда что-то делает; эго всегда хочет что-то делать — в этом мире или в мире ином, но эго всегда хочет что-то делать. Если вы что-то делаете, эго чувствует себя прекрасно и радуется; оно полно сил и здоровья.

Ничего не делать труднее всего на свете, и если вы можете ничего не делать, это самое лучшее. Сама идея, что мы должны что-то делать, ошибочна в основе. Мы должны быть, не делать. Когда я предлагаю людям что-то делать, это только чтобы им помочь узнать тщетность действия, чтобы однажды, выбившись из сил, они рухнули на землю и сказали: «Все! Мы не хотим ничего делать». Тогда начинается настоящая работа.

Настоящая работа — просто быть. Потому что все, что вам нужно, уже дано, и все, чего вы можете достичь, уже достигнуто, — правда, вы этого еще не знаете... Нужно только быть в состоянии такого молчания, чтобы вы смогли снова упасть внутрь себя и увидеть, кто вы такой.

Факт этого момента - и есть то, в чем состоит истинная религия. Если вам грустно, ваша грусть - как кипарис во дворе. Смотрите на нее... просто смотрите. Ничего больше не нужно делать.

Есть знаменитая история о дзэнском мастере Шу-Шу. Один монах его спросил:
- Что такое истинная религия?
Была ночь полнолуния, восходила луна. Мастер долго молчал; он ничего не говорил. И вдруг он ожил и сказал:
- Посмотри на кипарис во дворе.
Дул чудесный прохладный ветер, играл в листве кипариса, и луна только только показалась над веткой. Было невероятно красиво. Красота была почти невероятной.
Но монах сказал:
- У меня был другой вопрос Я не спрашивал ни о кипарисе во дворе, ни о красоте луны. Я спросил что такое истинная религия. Ты забыл мой вопрос?
Снова мастер долго молчал. Потом он ожил и сказал:
- Посмотри на кипарис во дворе.
Истинная религия состоит здесь-и-сейчас. Факт этого момента - и есть то, в чем состоит истинная религия. Если вам грустно, ваша грусть - как кипарис во дворе. Смотрите на нее... просто смотрите. Ничего больше не нужно делать. Сам этот взгляд  раскроет многие тайны. Откроются многие двери.

Люди совершенно забыли язык близости, разучились что-то делать вместе... или ничего не делать, просто быть вместе.

Люди разучились просто быть. Если им нечего делать, они занимаются любовью. Тогда ничего не происходит, и мало-помалу они разочаровываются в самой любви. Мужчина и женщина разные - не только разные, противоположные люди; они не могут подходить друг-другу. И в этом красота: когда они друг другу подходят, это чудо, момент волшебства. Казалось бы, они могут только друг-другу противоречить - это естественно и понятно, потому что у них разные умы. Их точки зрения полярно противоположны. Они ни в чем не могут прийти к согласию, потому что у них разные образы действия, разная логика.

Прийти в согласие, в глубокую сонастроенность, в глубокую гармонию - это почти чудо. Это своего рода Кохинор, драгоценный бриллиант; нельзя требовать, что бы он лежал на дороге каждый день. Нельзя требовать, чтобы это чудо случалось по расписанию. Его нужно дожидаться: пройдут месяцы, иногда годы, и вдруг оно случится; и всегда - ни с того ни с сего, беспричинно.

Не беспокойтесь - любовь позаботится о себе. И не ищите любви, иначе вы никогда ее не найдете.

Любовь - не что-то такое, что вы можете сделать; но когда вы заняты чем-то другим, любовь случается сама.

Есть простые вещи, которые можно делать: сидеть рядом, глядя на луну, слушая музыку... - непосредственно с любовью ничего сделать нельзя. Любовь очень деликатна, хрупка. Если вы станете на нее смотреть пристально и прямо, она исчезнет. Она приходит, только тогда когда вы делаете что-нибудь другое, застает вас врасплох. Нельзя стремиться к ней прямо, как стрела. Любовь не мишень. Это очень тонкое явление; очень застенчивое. Если вы пойдете напролом, она спрячется. Если вы сделаете что-то прямолинейное, то не найдете ее.

Мир стал очень глупо относиться к любви. Люди хотят ее немедленно. Они хотят, чтобы она была как растворимый кофе: заказал - и готово.

Любовь - деликатное искусство; она вне сферы ваших действий. Иногда наступают эти редкие, блаженные моменты... словно веет нечто из запредельного. Вы больше не на земле, вы в раю. Читая вместе книгу, вы глубоко ею поглощены, и вдруг оказывается, что в вас обоих возникло новое качество существа. Нечто окружает вас обоих будто бы аурой... полный покой. Но вы не делали ничего непосредственно: только читали книгу или долго долго гуляли, шли, держась за руки, против сильного ветра - и вдруг это случилось... Любовь всегда застает врасплох.

Страницы
10 9 8 7 6 5 4 3 2 1

Немного новостей:
Животные
Животные

Ключевые слова:

Последние комментарии:
Маленькие медитации от ОШО

байк   гитара  
низ  
Идея © Bas.       Создание - Аксёнов Алексей
basik.ru: wallpapers, обои на рабочий стол